Sextus Minor
Еретик с неправильными куличиками
Итак, в предыдущем эпизоде наших штудий мы разобрались с древнеримскими именами и осознали, сколь зачастую малозначимым для репрезентации является прозвище. Особенно такое распространенное, как Максимус. Теперь, как и обещалось, мы разберемся с тем, почему означенный Максимус не может ни при каких условиях быть генералом.

Если быть краткими, то все просто — генералов в римской армии не было. Ни в период республики, ни во время принципата, ни позднее. Само слово еще не существовало. Впервые появилось во Франции в пору Высокого Средневековья в качестве приставки для обозначения старшего из носителей определенного звания (капитан-генерал, полковник-генерал), и только на рубеже Нового Времени (знатоки, поправьте, если ошибаюсь!) стало использоваться как отдельное военное звание.

Кем мог быть персонаж? В фильме он командует легионом. Ответ напрашивается сам собой — упомянутый Максимус является легатом. Соответственно, он возведен в сенаторское сословие, если не принадлежит к нему по рождению, и попутно имеет один из высших административных рангов Ранней империи - ранг претора (исключением были египетские легионы, ими командовали представители всаднического сословия). Это непременные условия. Как и то, что он не может быть далеким от политических игр простым солдатом. Легаты назначались императором лично, легионы с давних времен были инструментом политической борьбы… сами понимаете, что оказаться на подобном посту, занимать его некоторое время и остаться в стороне от политики было крайне затруднительно. Впрочем, для римлян высших сословий демонстративное отстранение от политических игр было странным и не всегда понятным — честолюбие и властолюбие издавна были одним из самых заметных пороков римлян. Оставим подобную простоту и аполитичность героя на совести авторов фильма. Тем паче что в наше время в противостоянии простого честного вояки и прожженого политика симпатии аудитории однозначно принадлежат первому.

Легатом можно было стать, поднявшись по службе, либо получив назначение. Высший командный состав римской армии эпохи Ранней империи по своему статусу походил скорее на штатских военспецов.

Какие же звания существовали в армии империи и какие перспективы по службе открывались новичку (принцип комплектации армии, жалование, награды, состав легионов и их обыденную жизнь мы рассмотрим в следующей заметке)?

В самом низу иерархической лестницы находится, что закономерно, простой легионер, рядовой солдат Рима. Впрочем, и их положение отнюдь не было равным. Даже самое низовое звено делилось на тех, кто выполнял обязанности на общих основаниях (vacatio munerum) и «освобожденных от службы» (immunеs). Назначение в «освобожденные» можно рассматривать как своего рода повышение — данная категория легионеров находилась на правах «специалистов» и, получая то же жалование, что и остальные солдаты, в тоже время не привлекались к выполнению общих обязанностей. Судя по информации, предоставленной источниками рассматриваемого периода, в число immunes входили: землемеры, санитары, коновалы, плотники, кузнецы, изготовители стрел (луков, повозок и т.п.), точильщики мечей, каменотесы, специалисты по гашению извести, углежоги, хранители священных животных, конюхи, писари, курьеры, трубачи и горнисты. Известно, что за провинность специалист мог потерять свой статус и перейти в число выполняющих общие обязанности. Насколько велико могло быть число immunes? Так, документы о личном составе одной из центурий, расквартированной в Египте в конце I в.н.э. рисуют нам поистине примечательную картину — обязанности на общих основаниях в ней выполняли всего… 40 легионеров.

Грамотный новобранец (подразумевается, конечно, латинская грамота), который к тому же был подкован в арифметике, имел все шансы стать писарем, librarius или cerarius (от cera, восковая табличка для записей), что со временем открывало ему путь к одной из младших командирских должностей — корникулярия, ответственного за делопроизводство, по своим полномочиям следовавшего сразу за центурионами. Эта должность переводила в число, если так можно выразиться, унтер-офицеров, или, если соблюдать терминологию, принципалов (principales).

Данная категория также была неоднородна. Группу принципалов центурии составляли сигнифер, опций и тессерарий. Прохождение службы в любой из перечисленных должностей являлось непременным условием для дальнейшего получения звания центуриона.

Сигнифер (signifer), как явствует из его звания, был знаменосцем центурии. Помимо своих основных обязанностей, он также являлся казначеем центурии и хранил вверенные ему деньги легионеров. Обязанностью опция (optio) было командование центурией в отсутствие центуриона, именно носители этого звания чаще всего поднимались до центурионов. Тессерарий (tesserarius) получил свое название от слова tessera - «пароль». Насколько можно судить, его статус и обязанности относительно приравниваются к статусу и обязанностям современного старшего сержанта.

Все вновь назначенные принципалы центурий направлялись на службу в занимавшие самое низкое положение центурию и когорту, затем, по мере повышения, переводились в лучшие, где поначалу также занимали низшие должности (впрочем, тот же путь проходили и легионеры, и центурионы).

Принципалы, общие для легиона, если так можно выразиться - «штабные», условно делились на две группы. Одну из них составляли канцелярские чины, бенефициарии, составлявшие официум (группа «штабистов», прикрепленных к тому или иному командиру). В легионе существовало несколько официумов, из которых самым нижестоящим являлся официум трибуна кавалерии (equestrium tribun). Выше стояли официум префекта лагеря (praefectus castrorum), официум военного трибуна (tribunus laticlavius) и штаб легата (legatus legiones). Помимо официума зачастую командиры высшего звена располагали также помощниками (adiutores).

Самым крупным штабом (до 60 человек) располагал наместник провинции. Этот весьма разветвленный аппарат возглавлялся центурионом в должности princeps praetorii. В его подчинении находились два, а иногда и три корникулярия (в штабе легата легиона состоял только один). Следует упомянуть, что пост корникулярия наместника провинции считался крайне важным — этот человек мог рассчитывать на автоматическое повышение до центуриона и обладал привилегией передвигаться верхом. В число бенефициарией штаба наместника провинции входили также секретари (commentarienses), зачастую выполнявшие совсем не военные функции, в частности, готовившие материалы для судебных процессов; разведчики (speculatores), постепенно начавшие выполнять еще и обязанности палачей; фуражиры (frumentarii), помимо обеспечения войск фуражом служившие аналогом военной полиции и полевой разведки и дознаватели (quаestionarii), специалисты, незаменимые при допросах с применением… кхм!.. мер физического воздействия.

Из принципалов, не входивших в официумы, самым высоким статусом обладал аквилифер. Почетная обязанность хранения орла легиона давала ему власть второго лица после центуриона. Зачастую на эту должность назначали ветерана, у которого близился срок окончания службы, однако известны случаи, когда аквилиферу удавалось получить звание центуриона.

Следующими по значению после аквилифера являлись прочие знаменосцы, так называемые имагиниферы (imaginiferi), в обязанности которых входило хранение штандартов с изображениями как живых, так и покойных императоров.

Не будет, наверное, преувеличением заявление, что звание центуриона служило верхом мечтаний простого легионера. Личные дела центурионов велись в Риме в штабе ab epistulis, их назначения, переводы и продвижения по службе утверждались императором. Следует оговориться, что, помимо собственно службы, можно было получить звание, будучи гражданским лицом, или перевестись с повышением из преторианской гвардии (обе эти категории не пользовались особой любовью ни среди легионеров, ни среди коллег-центурионов), но все же абсолютное большинство центурионов были бывшими легионерами, сделавшими карьеру.

Как же происходило обычное повышение, скажем, сигнифера или опция? Первой инстанцией, рекомендовавшей его на должность центуриона, был ни много, ни мало, легат легиона. Рекомендацию отправляли наместнику провинции, в которой размещался легион. Здесь было два варианта развития событий (грустную возможность отказа мы не будем рассматривать): наместник утверждал кандидата своей властью, либо отсылал запрос в Рим. Личное дело кандидата в любом случае подлежало отправке в столицу империи.

Очень многое в этом непростом деле решала протекция. Конечно, можно было надеяться на то, что за него поручится легат, трибун или наместник… но неплохо помогали и хлопоты влиятельного земляка за скромное вознаграждение со стороны кандидата, причем оный земляк мог быть лицом сугубо штатским (некий Метелий Крисп приплатил за подобное ходатайство Плинию Младшему 40 тыс. сестерциев, о чем Плиний пишет без какого-либо смущения).

Исключительно редкими были случаи избрания центурионов на общем собрании легиона. Как правило, это происходило во время гражданских войн и мятежей, и ничем хорошим не заканчивалось: так, после победы над Вителлием в 69 г.н.э. военачальник Веспасиана Антоний Прим дал солдатам своего легиона выбрать центурионов взамен погибших… и офицерские посты заняли самые недисциплинированные легионеры. Впрочем, бывали и случаи, когда выдвигались и действительно достойные — так, выдвинутый товарищами в центурионы Петроний Фортунат безупречно прослужил в этом звании 46 лет из общего полувекового срока своей службы.

Став центурионом, можно было продолжать движение по служебной лестнице, либо всецело положившись на волю судьбы и постепенно продвигаясь от самых заштатных центурий и когорт в лучшие, либо стараться проявить себя как можно лучше и ускорить это неспешное повышение. Формально центурионы от десятой до второй когорты были равны по положению и полномочиям. Они носили звания первого копья, первого принципа, первого гастата, второго копья, второго принципа, второго гастата и так далее. Перед каждым из званий ставился номер когорты. Так, самый низший из центурионов легиона (из десятой когорты) сообразно римским правилам носил звание заднего гастата десятой когорты.

Истинной верхушкой офицерского сообщества были центурионы первых когорт легионов именовавшиеся primi ordines. Однако и здесь можно было вырасти от hastatus posterior до princeps posterior, а впоследствии получить звание, о котором обычный центурион, не говоря уже о легионере, мог мечтать – звание первого копья, primus pilus, которое открывало путь в сословие всадников. Для этого нужно было быть не только отличным солдатом, но и обладать каким-никаким образованием, а главное иметь навыки администратора. Тут уж можно и воспочить на лаврах, сознавая, что таких, как ты — по одному на легион по всей империи.

Все вышеперечисленное касается пехоты - конница в римской армии периода Ранней империи имела вспомогательное значение. Кавалерийские подразделения имели название ал, что отражает особенности их тактического использования («ала» - крыло, конницу располагали на флангах войска). В зависимости от численности личного состава они разделялись на quingenariae (500 человек) и miliariae (1000 человек). Внутри ала делилась не на центурии, а на турмы, каждой из которых командовал декурион (пусть вас не обманывает название, в турме было от 32 до 41 человека), один из которых назначался старшим.

Да, все это хорошо. Красиво, достаточно логично и просто замечательно, но как же легионеру стать легатом (отвечу — почти никак, если не хочешь играть в политические игры; случаи таких головокружительных карьер можно посчитать по пальцам, хотя, конечно, были и легионеры, из легатов взлетевшие аж в императоры, Траян и Максимин Фракиец тому подтверждение, впрочем, последний с оговорками — власть захватил в момент смуты, и то всего на три года)? Кто находится в верхнем эшелоне командования?

Высшие командные должности занимали лица, принадлежащие к всадническому и сенаторскому сословиям. Как уже говорилось выше, они по сути по своему статусу оставались гражданскими лицами, попутно занятыми политической карьерой. В подавляющем большинстве они не побывали не то, что легионерами — даже центурионами (в которых можно, как мы видели, застрять на 40 с гаком лет, и при этом так и не перейти в первую когорту). Да, специальное образование и прохождение определенных ступеней служебной лестницы не было непременным условием для занятия высших военных должностей. Более того, этих «высших офицеров» можно было в любой момент отозвать, заменить на угодное на текущий момент лицо или просто выставить из армии. Достаточно упомянуть о том, что на них не распространялся обязательный для армии императорского Рима запрет на брак (который соблюдался строго, вплоть до того, что, если новобранец оказывался женат, брак немедленно расторгался).

Итак, легионом командовал легат. У него был заместитель, тоже представитель сентаторского сословия — tribunus laticlavius (дословно - «трибун с латиклавой», латиклава — широкая пурпурная полоса на тунике, знак принадлежности к сенаторам). Помимо заместителя, в его подчинении находились пять tribuni angusticlavii («трибуны с ангустиклавой», ангустиклава — узкая пурпурная полоса на тунике, носимая членами сословия всадников). Ниже располагались префекты из все того же всаднического сословия, командовавшие когортами по пять центурий в каждой (чаще всего из их числа и дорастали до трибунов и, если очень повезет, до легатов).

Командование алой означало пост лишь чуть ниже поста легата легиона. Обычно к этому званию шли через следующие ступени: префект когорты, военный трибун (сначала ангустиклавий, потом латиклавий), префект конницы.

Подведем итог. Конечно, слово «генерал» - куда привычнее слуху современного зрителя, который в кинозале вряд ли полезет смотреть значение слова «легат», к тому же сразу становится ясно, что речь идет о высшем военном звании. Только вот этот легат среди прочих собратьев по командованию легионами будет истинной «белой вороной» - подчеркнуто простецкий, не интересующийся политикой… да и времена благословенной простоты республиканских нравов в ту пору уже отошли в прошлое, на стремление сенатора и претора вернуться к полям и растить хлеба посмотрят скорее с иронией… но я прекрасно понимаю — фильм совсем не об этом. Ну кому интересны гнусные подсидки и закулисная возня двухтысячелетней давности?

@темы: не для славы, для забавы, римские штудии